Архив автора: admin-wp

22.07 сертификация курса «Современного гипноза» уровень Практик и Мастер

Trans-camp «Современный гипноз» 2022 завершился успешной сертификационной процедурой для всех участников. Даже те, кто приехал изучать для своего личностного роста, продемонстрировали отличные навыки практической работы в разных направлениях трансовой работы.

Курс Практик освоил основы работы и получил представления о трех поколениях гипноза.
Курс Мастер продолжил углублять навыки в способах исцеления и трансформации в классическом и эриксоновском гипнозе, а также генеративном трансе.

Тренеры курса Наталия Царева и Роман Волков традиционно дают завершающее внушение:) участникам о том, что любой сертификат не означает мастерства в полной мере. Мастерство рождается в постоянной практике и непрерывном обучении. Пишут, что Милтон Эриксон за всю свою практику гипнотерапевта загипнотизировал около 30000 человек. Будем и мы двигаться к мастерству) И через месяц начнутся клубные встречи, где каждый сможет практиковать, закреплять и глубже изучать материал.

Потом был ритуал вручения сертификатов, подарков, позаимствованный у шаманов из гор Анды ритуал «три стрелы» на благодарность, отпускание и достижение целей и, конечно, фото, видео.

Мы благодарили себя, друг друга, учителей, потому что очень важно знать, на плечах каких гигантов психотерапии мы стоим: М.Эриксон, Д.Элман, Л.ЛеКрон, С.Гиллиген, М.Р. Гинзбург, Д.Ющенко, основатель нашего центра, и гораздо-гораздо больше.

Благодарим наших участников, не всех сможем указать, так как не все есть здесь, и рекомендую
Мастеров современного гипноза
Екатерина Заварухина
Ольга Дмитриева
Наталья Курбатова
Кирилл Бураков

Практиков современного гипноза
Екатерина Веселова
Виктория Золотова https://vk.com/viktoria_zolot
Василиса Харина https://vk.com/id39233613

Отдельная благодарность нашей Танечке Tatyana . Ее чуткая забота, гибкость и душевное присутствие как организатора, надеюсь, будет нас сопровождать и в следующем году на новом trans-camp 2023.

Благодарим наше место силы Харовский Экстрим http://extreme35.com/ за то, что они просто есть и умеют принимать гостей радушно, вкусно, душевно.

Скоро выложим отзывы в группу и на сайт центра.

И многие впечатления еще будут долго догонять нас, потому что такого рода интенсив — это целая маленькая жизнь и реальное Путешествие Героя для участников, тренеров, организаторов. Для каждого свое.

Все уехали из Харовского Экстрима со своими дарами. Теперь важно перенести все в реальную жизнь. Для этого мы и предпринимаем такое Путешествие.

06.06 тренинг для руководителей АО «Почта России» по кроссфункциональному взаимодействию

Тенеры Роман Кучер и Катерина Коваленко  нашего центра «Mind Ecology» провели командную сессию для руководителей «Почта России» по кросфункциональному взаимодействию.
В формате деловой игры участники приобрели ценный опыт в области конфликта личных и коллективных интересов, научились слушать и слышать друг друга, рассмотрели самые важные факторы, влияющие на эффективность коммуникации, научились работать с целями и узнали друг друга с новой точки зрения без привычных шаблонов и реакций.
Очень приятно было слышать во время обратной связи участников, что «тренеры превзошли ожидания», техники помогли лучше понять друг друга, найти причины недопонимания и участники научились правильно работать с целями, поняв свои точки роста.

25.06 Сертификаты получили слушатели курса «Профессиональный профайлинг»

В минувшие выходные участники тренинговой группы профайлеров успешно прошли сертификацию. Поздравляем, молодцы!
Пусть полученные вами знания, умения и навыки эффективно применяются в практической деятельности.
Отрадно было услышать, что это уже происходит))) и осознавать, насколько востребованными оказались те методы, техники, модели и алгоритмы, которые освоены на курсе.

Ведущий тренер курса Роман Волков

Программа курса здесь Профессиональный профайлинг

Оставляйте заявки на новый поток.

Видео0отзывы на главной странице сайта.

 

25.06 Круглый стол по модальности НЛПт в рамках Конгресса «Планета психотерапии»

Круглый стол НЛПТ: практика и перспективы развития
Ведущий: Плигин Андрей Анатольевич, руководитель модальности «Нейролингвистическая психотерапия» в Профессиональной Психотерапевтической Лиге.  Принимала участие руководитель центра Наталия Царева

Основные идеи:
— Тем, кто будет сертифицироваться в НЛПт, придется предоставлять результаты исследований эффективности процесса терапии и эта идентичность «Исследователь» является одной из основных для специалиста НЛПт
— НЛП Практик в представленнии ЕАП, не может работать с людьми, только самокоучинг
— краткосрочная психотерапия — 20 сеансов по стандартам ЕАП

ПЕРВЫЙ МЕЖКОНТИНЕНТАЛЬНЫЙ ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ КОНГРЕСС
«ПЛАНЕТА ПСИХОТЕРАПИИ» 21-26.06.2022
Дети. Семья. Общество. Будущее.

 

 

21-26.06 Межконтинентальный экстерриториальный конгресс «Планета психотерапии»

Наши публикации и участие в Первом Межконтинентальном экстерриториальном конгрессе «Планета психотерапии. Дети. Семья. Общестуво. Будущее.», прошедшем 21-26.06.2022 в Москве.
Статьи руководителя центра Наталия Царева о генеративном трансе и применении генеративного подхода в работе с травмами привязанности и воспитании детей читайте на сайте в разделе Статьи

а также в сетевом издании ОППЛ https://oppl.ru/cat/antologiya-rossiyskoy-psihoterapi.. Выпуск 10. Стр. 141-157.

Ольга Дмитриева  принимала участие в Конгрессе в блоке супервизии как сертифицированный ПЛЛ супервизор.

Генеративный транс, как и дургие направления работы с бессознательным для специалистов и желающих мы изучаем и обучаем 11-22.07.2022
на курсе СОВРЕМЕННЫЙ ГИПНОЗ — курс проходит в интенсивном 12-ти дневном формате в местах Силы Русского Севера.

Все о курсе здесь http://sunwayhypnos.plp7.ru/

Программа «Интуитивное родительство». Обучение родителей созданию условий для раскрытия потенциала ребенка на основе теории привязанности

Царева Наталия Владимировна, аккредитованный психолог/психотерапевт (СРО Союз психотерапевтов и психологов), действительный член Профессиональной психотерапевтической лиги, Advanced Practioner of Generative Change IAGC, руководитель тренингового центра MIND ECOLOGY. Россия, Вологда.
Меликсетян Сергей, психолог, Practioner of Generative Change IAGC, руководитель тренингового центра FEDERAL LEADER GROUP, Россия, Москва.

Аннотация. В докладе рассматривается концепция программы обучения родителей принципам и навыкам создания безопасных условий для развития и раскрытия потенциала ребенка на основе теории привязанности Джона Боулби. Рассматривается значение сформированных установок родителей на воспитание, развитие навыков у родителей, способствующих формированию надежной привязанности и типов привязанности родителей, как возможных факторов влияния на формирование стиля привязанности ребенка. Дается общее описание подхода обучения родителей теории
привязанности в ее практическом аспекте. Обсуждается психотерапия здоровых.

Целью создания программы «Интуитивное родительство» было осуществить сдвиг парадигмы родительства с выбора метода воздействия на ребенка к подходу, ориентированному в первую очередь на внутреннее благополучие родителя, включающее в себя навык управления ресурсным состоянием и развитые навыки внутриличностного интеллекта.
В ходе создания программы были изучены установки о родительстве и воспитании детей, которые распространены среди родителей и тех, кто только задумывается принять на себя эту роль. Опросы в форме онлайн анкетирования 70 взрослых от 28 до 55 лет показали, что в вопросах воспитания детей родители полагаются на собственные представления и взгляды, мнение современных популярных экспертов, вместе с тем зачастую отрицая опыт предыдущего поколения родительской семьи. Анализ установок взрослых и их информированность в вопросах воспитания и в том числе в теме теории привязанности, наш собственный опыт психологического консультирования взрослых по
вопросам детско-родительских отношений и опыт коллег, работающих с детьми, привели нас к созданию идеи программы для родителей на основе теории привязанности и вместе с тем практической в плане освоения навыков. Вот некоторые выводы, которые привели нас к созданию этой программы.

Современная информационная перенасыщенность экспертными знаниями, советами, методами, приемами создает у родителей иллюзию того, что если бы они знали   правильный метод воспитания, подобрали верные слова, то ребенок тут же бы «починился». Для практикующих психологов достаточно распространенным является запрос родителей, обращающихся за консультацией: сделайте что-нибудь с моим ребенком; что мне сделать или сказать, чтобы он меня послушал; какой вид санкций нужно применить, чтобы заставить ребенка вести себя определенным образом. Объектом воспитательного процесса представляется ребенок, с которым в понимании родителей «что-то не так».

В задачи программы входит осознание участниками значения привязанности в развитии ребенка, а также роли родителя, который несет ответственность за создание, восстановление и укрепление привязанности. Именно привязанность тот секретный
ингредиент детско-родительских отношений, который позволяет решать большинство проблем воспитания. Ребенок не «поломан», с ним все в порядке. Нарушение связи порождает проблемы.

Отношение родителей к опыту предыдущих поколений имеет два разнонаправленных значения: 1) Нет смысла учиться воспитанию. Нас воспитали – и мы воспитаем. 2) Хочу воспитывать своих детей не так, как воспитывали меня. Как первая, так и вторая установка современных родителей таит в себе своего рода подводный камень, так как в обоих случаях может отсутствовать осознание родителями унаследованных из раннего детского опыта схем построения близких отношений и травм привязанности, что не может не влиять на то, как они выстраивают эту связь со своими детьми. [3] Эрих
Фром писал [12], что мы принимаем за норму состояние психики своих родителей и родственников или психику социальной группы, в которой мы живем и опыт других отношений нам сложно представить, когда человек, не имел его ранее ни в
детстве, ни в последующей жизни. В первом случае мы можем встречаем мнение: с нами не сюсюкали в детстве и моим детям это не надо. Во втором случае неблагополучного опыта детства родителей, такого как истории дисфункциональных семей, где присутствовало насилие, зависимости, взрослые люди часто дают себе обещание не быть похожими на своих родителей. Это похоже на то, как пассажир приходит в кассу вокзала и просит: дайте мне билет отсюда. Не понятно, куда точно нужно прибыть. Каким родителем быть вместо той модели, которая усвоена в своей семье? Иногда необходимых
навыков любви, построения поддерживающей связи просто нет в опыте. Как научиться тому, чему не научили в детстве?

Еще одна из достаточно распространенных установок о родительстве гласит, что до определенного возраста дети должны быть с мамой, а потом подключается отец к воспитанию. В своей статье [1] Авдеева Н.Н. высказывает мнение, что «некоторые теоретики феминистической направленности интерпретировали теорию привязанности как поддержку традиционного представления о женщине, главное предназначение которой – заботиться о ребенке и ухаживать за ним.
Подобное утверждение неправомерно, так как теория привязанности не определяет, что человек, заботящийся о ребенке, должен быть обязательно матерью, или ограничен только женским полом. Центральным моментом, определяющим благополучное и здоровое развитие, согласно теории привязанности, является удовлетворение потребности младенцев в отзывчивых, заботливых отношениях с одним или несколькими взрослыми». В создании программы «Интуитивное родительство» мы задались целью показать и другую точку зрения – как отец может играть свою важную роль с первых дней жизни ребенка. Именно поэтому добрая половина участников нашей программы – отцы и будущие отцы. Тренеры программы также представляют свой отцовский и материнский опыт, но не как идеальные ролевые модели, а как
разнообразие взглядов на родительство, вместе с тем объединенные общей целью – создать надежную, безопасную основу для развития ребенка.

Основной вопрос, на который мы задались целью ответить в нашей программе обучения, в том, как родитель может обеспечить ребенку надежную привязанность. Хочется привести в пример несколько таких программ, как, например, SAFE или программа Надежности для родителей, которую создал и реализует в Европе К.Бриш [3] В России программу «SAFE – базовое образование для родителей» ведет Попова И.Ю. [9]. Курсы и программы по теории привязанности ведут отечественные специалисты-представители Института Гордона Ньюфельда. Мы уверены, что есть множество других
достойных программ, которые здесь не упомянуты. Вместе с тем, нам представлялось важным соединить наш опыт психологического консультирования, новые методы практической психологии и богатый опыт обучения навыкам, чтобы внести свой вклад в дело помощи родителям.

Был проведен маркетинговый анализ актуальности темы, изучены теории и подходы к решению проблем родительства. Это позволило создать программу «Интуитивное родительство», основанную на теории привязанности Дж.Боулби, сочетающую в себе, как необходимые теоретические знания, так и обучения навыкам естественного родительства.

Был использован тест «Опыт близких отношений» [5] диагностики стиля привязанности у взрослых, а также уровни оценки эффективности обучения. [6]
Первый модуль «Любить не достаточно» направлен на рассмотрение следующих тем и вопросов: 1) осознание родителями своих текущих установок, касающихся воспитания детей и своей родительской роли; 2) изучение основ теории привязанности и этапов формирования привязанности по версии Гордона Ньюфельда [4, 8]; 3) освоение навыков,
позволяющих родителям удовлетворять потребности ребенка на каждом этапе; 4) введение понятий безопасной и небезопасной привязанности на основании исследований М.Эйнсворт, а также диагностика типа небезопасной привязанности с помощью адаптированного опросника «Опыт близких отношений» ECR-R К.Бреннан и Р.К.Фрейли.

Второй модуль «Мужество и мастерство любить» направлен на изучение и практическое освоение навыков в темах: 1) причин формирования небезопасных типов привязанности, как адаптивных стилей поведения и особенность формирования дезадаптивных моделей; 2) осознание родителями, настоящими и будущими, возможной степени влияния их
актуального стиля привязанности на их отношения в паре с партнером и отношения с ребенком; 3) освоение навыков, позволяющих родителям найти способы восполнить свои собственные потребности на всех этапах формирования привязанности.

Подходы и инструменты, положенные в основу теоретических и практических блоков программы: теория привязанности, авторская адаптация практик подхода Гордона Ньюфельда [4], нейролингвистической психотерапии, эриксоновской терапии, Self-relations Psychotherapy Стивена Гиллигена (PhD USA) [14] или генеративного подхода к
изменениям в терапии, коучинге, консалтинге (IAGC) [10, 11].

В этой связи главный акцент делается не столько на приемы воспитания, слова, действия, сколько на состояние, в котором родитель находится, прежде чем применять любые методы воспитания: ресурсное или нересурсное-стрессовое. Под ресурсным состоянием родителя подразумеваем субъективное самоощущение внутреннего благополучия, которое может характеризоваться позитивным образом себя, развитыми навыками эмоционального интеллекта, позволяющими в первую очередь знать и осознавать себя, управлять своими сложными эмоциями. Именно внутреннее благополучие и
психологическая зрелость родителя позволяют создать с ребенком прочную связь, которая в свою очередь обеспечит ребенку формирование установок безопасности существования, условия для развития и раскрытия его потенциала.

Состояние внутреннего благополучия или ресурсного состояния в теории генеративного подхода к изменениям [10] описывает модель СОАСН, которая включается в себя следующие составляющие: Centered – центрированность тела, внимание на центре тяжести тела; Open – открытость к информации, людям, возможностям, Awareness – осознавание, внимание ясное, безоценочное, любопытное; Connected – соединенность разума и тела, как внутренняя целостность и модель связи себя с собой, соединенность с людьми, внешними системами, как модель трансперсональной идеи «я не один», «я часть большего», «я поддержан»; Holding – удержание или якорение состояния как контейнера для любого нересурсного опыта, чтобы быть со сложными эмоциями, при этом не становясь ими.

Первая и важная часть ресурсного состояния – центрированность или центрированное состояние. Практики центрированного состояния нашли уже свое широкое применение в коучинге [13], развитии эмоционального интеллекта и являются центральными в генеративном подходе и терапии отношений с собой, как способ быстро достичь стабильности внимания, спокойной бдительности, непредвзятости, подключения к жизненной энергии, соединения с творческим бессознательным, «убежища» или контейнера для тревожного опыта. [11] Регулярные практики центрирования позволяют
реже реагировать раздражением или тревогой на внешние или внутренние триггеры.

Для родителей управление негативными эмоциями является особенно актуальным.
Развитый внутриличностный интеллект можно описать как интеграцию взглядов Г.Ньюфельда, модели эмоционального интеллекта Саловея, Майера, Карузо и терапии отношений с собой С. Гиллигена, как 1) понимание себя, своих ценностей и истинных целей, потребностей, эмоций, установок, личной истории с помощью внимания, наблюдения и рефлексии, искренняя заинтересованность в познании себя и своем развитии; 2) умение творчески адаптироваться к сложностям жизни, проявляя гибкость мыслительных и поведенческих стратегий, отпуская то, что имеет смысл отпустить,
переживая неудачи без разрушения и саморазрушения; 3) дифференциация и интеграция как способности зрелой личности осознавать себя в всем многообразии светлых и теневых сторон, сложных эмоций, и восстанавливать теплую человеческую
связь с каждой частью себя, реализуя процесс принятия, примерять конфликтующие стремления, выходя на новый уровень дифференцированной целостности личности. [11]

Навыки любви, как определил их Эрих Фромм – это дисциплина, сосредоточенность, терпение, предельная заинтересованность, вера. По нашему глубокому убеждению, каждый родитель должен почувствовать смысл и пользу этих навыков прежде всего применительно к самим себе, помочь себе, восполняя возможных пробелы в обучении навыкам любви в их собственной истории семьи. Таким образом навыки, которые осваивают участники программы, позволяют им управлять своим состоянием с помощью практик центрирования, развивать навыки наполненной жизни, чтобы, получая
новый личный опыт, привносить его в создание, восстановление и укрепление привязанности не только со своими детьми, но и с супругами, партнерами, родителями.

Миссию программы «Интуитивное родительство» мы видим в том, чтобы помочь родителям чувствовать себя в порядке и тогда, обладая знаниями теории привязанности, они смогут сами интуитивно создать надежную и поддерживающую привязанность со своими детьми, когда не будет необходимости искать «правильные» методы
воспитания, какие-либо приемы и волшебные слова. Их глубинная человеческая, родительская, архитепическая мудрость сделает все инстинктивно верно и наилучшим образом для ребенка.

Формы обучения, использованные в программе: мини-лекции, дискуссии, рефлексия личного опыта, эксперимент, ролевая игра, тестирование. По нашему наблюдению и многолетнему опыту обучения практикам освоения ресурсных состояний, в том числе программа «Интуитивное родительство» реализуется нами уже второй год, активные формы обучения в больших группах от 15 до 40 человек дают результат хорошей включеннности участников, обмена опытом, рефлексии не только своего персонального опыта, но и опыта других, развития эмпатии и сопереживания, получения
поддержки и мотивации на изменения от участников группы.

Посттренинговая работа за рамками обучения проводится в формате поддержки родителей практиками центрирования, записанными в видео и аудио форматах. Практики позволяют вырабатывать привычку центрированного состояния, уделяя внимание не более 15-20 мин в день, что ценно для тех, кто живет в плотном режиме постоянной занятости. В данный момент авторы программы «Интуитивное родительство» разрабатывают онлайновую систему практик, которые участники тренингов могут использовать регулярно для самоподдержки.

Так же поддержка за границами аудиторного обучения проводится в форме индивидуального психологического консультирования родителей. Безусловно тренинг открывает для некоторых участников актуальность исцеления личных травм привязанности. Несмотря на то, что основной задачей программы является осознание и самостоятельная работа с паттернами привязанности, сформировавшимися в раннем возрасте, естественным является и потребность в индивидуальной работе с психологом. Для индивидуального консультирования привлекаются опытные специалисты.

Интересно, что по отзывам участников программы, результат имеет три временных диапазона: в конце программы в виде обратной связи или шеринга на тренинге, после окончания программы – письменная форма анкеты обратной связи для участников, спустя время после прохождения тренинга – от одного месяца до полугода. Важно отметить, что программа дает значимый результат для участников различных категорий: родителей детей от рождения до совершеннолетия; родителей уже взрослых детей; тех, кто по разным причинам не может, не намерен или только планирует стать родителем.
Результаты программы показывают позитивные изменения в отношениях с детьми, с партнером в паре, с родителями, то есть во всех значимых отношениями, которые основаны на привязанности.

Результат восстановления и укрепления привязанности в семьях иллюстрируют истории, рассказанные самими участниками. Отец посвятил свое безраздельное внимание и поддержку, физическую, психологическую своему четырехлетнему сыну, когда учил его кататься на велосипеде. Он делился, что ранее ворчал бы и критиковал сына за то,
что тот не так быстро схватывает процесс, вместе этого он просто был рядом, держал, ободрял, давал сыну гораздо больше поддержки, чем тот запрашивал и результат, сын самостоятельно поехал быстрее, чем ожидал отец, сказав, «папа, теперь я сам». Отец был приятно поражен результатом, пробуя новый способ поддерживать связь с ребенком исходя из полученной на обучении идеи: сначала связь, потом указания. [4]

Важность ресурсного состояния родителя для установления и поддержания надежной связи с ребенком, как основы безопасного мироощущения, иллюстрирует следующая история. Мама дочерей двух и пяти лет вышла на работу, где ее ожидал плотный график работы с клиентами. Напряжение работы не отпускало дома, где ждали домашние хлопоты, а дети ни на минуту не оставляли мать, пришедшую с работы, настойчиво требуя внимания. После практики центрирования мама рассказала, что впервые за долгое время придя домой, встретив и обняв детей в спокойном и умиротворенном
состоянии, она заметила с удивлением, что уже готовит ужин, в то время как дочери спокойно играют рядом, не требуя криками и слезами внимания. Механизм «передачи» состояния родителя можно объяснить и с помощью феномена «зеркальных нейронов». [7] Тем не менее, какую бы концепцию мы не использовали для объяснения связи между нашим состоянием и возможностью построения надежной привязанности с ребенком, результат на своем опыте может ощутить непосредственно.

Мы можем привести примеры результатов прохождения программы не только в контексте воспитания детей: улучшаются отношения с родителями; разводящиеся супруги с ребенком смогли наладить такие отношения, чтобы пройти этот стрессовый для всех процесс как можно более мирным образом; участники, которые не были на момент прохождения программы в отношениях, понимая особенности своего типа привязанности, создают отношения с более осознанным подходом к своим потребностям, потребностям партнера и его особенностям привязанности. Это подтверждает нашу гипотезу о том, что тема родительства – это не только и не столько о воспитании детей, сколько о том, как можно улучшить самые значимые связи в нашей жизни: с собой и с другими.

На наш взгляд важно продолжать исследования в подходе теории привязанности, популяризировать данную тему в форме психологического просвещения родителей: будущих и настоящих.

В заключении уместно будет привести слова Дагмар Нойброннер в ее книге-путеводителе по теории привязанности [8]: «Я убеждена, что вы – как все мы – хотите, чтобы ваш ребенок или ваши дети расцвели во всей красоте, силе и величии, которые в них заложены. Все мы ничего не желаем так страстно, как того, чтобы наши дети полностью
раскрыли свой потенциал и выросли самостоятельными, надежными, ясно мыслящими, свободными, заинтересованными, счастливыми и творческими людьми». И это действительно будет возможно только с нашей помощью, родителей, осознанно выстраивающих хорошую связь с собой прежде всего, исцеляющих свои травмы, живущих наполненной жизнью, развивающих в себе состояние внутреннего благополучия.

Литература

1. Авдеева Н.Н. Теория привязанности: современные исследования и перспективы. Электронный журнал
«Современная зарубежная психология» 2017. Том 6. № 2. С. 7—14.
2. Боулби Джон. Создание и разрушение эмоциональных связей. Руководство практического психолога. — Канон+,
2021 г. — 272 с.
3. Бриш К.Х. Терапия нарушений привязанности: от теории к практике. М.: Когито-Центр, 2014.
4. Гордон Ньюфелд, Габор Матэ Не упускайте своих детей – Издательство Ресурс, 2004. – 510 с.
5. Казанцева Т.В. Адаптация модифицированной методики «Опыт близких отношений» К.Бреннан, Р.К.Фрейли. —
Известия РГПУ им. Герцена, 2008.
6. Киркпатрик Д.Л., Киркпатрик Д.Д. Четыре ступеньки к успешному тренингу: практическое руководство по оценке
эффективности обучения.
7. Марко Якобони: Отражаясь в людях: почему мы понимаем друг друга. – Юнайтед Пресс, 2011. – 366 с.
8. Нойброннер Д. Понимать детей. Путеводитель по теории привязанности Гордона Ньюфелда / Д. Нойброннер —
«Издательство Ресурс», 2018. — 140 с.
9. Попова И.Ю. Особенности взрослых с разными типами привязанности, Психологическая газета, 12.06.2019.
https://psy.su/feed/7498/
10. Роберт Дилтс, Джудит Делозье. НЛП-2: поколение Next. – СПб.: Питер, 2012. – 320 с.
11. Стивен Гиллиген. Генеративный транс. Издательство Института психотерапии. 2014. – 320 с.
12. Эрих Фромм. Искусство любить. – АСТ, 2014. – 221 с.
13. Mark Walsh. Centering. Why mindfulness alone isn’t enough. London. British Library. 2017. – 116 с.
14. The Courage to Love: Principles and Practices of Self-relations Psychotherapy. Stephen Gilligan PhD.

 

Опубликовано 21.06. 2022 в Антологии Российской психотерапии и психологии

(стр.154-157)

Фундаментальное издание материалов научно-практических конгрессов

Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги и Национальной саморегулируемой организации «Союз психотерапевтов и психологов»

Вы можете оставить заявку на участие в программе «Интуитивное родительство» на сайте Federal Leader Group (Москва)  https://toleader.ru/trainings/

Intuitive parenting program. Teaching parents to create the conditions for unlocking a child’s potential on the basis of attachment theory

Natalia Tsareva, accredited psychologist/psychotherapist (SRO), internationally licensed specialist in generative trance (IAGC), full member of the Professional Psychotherapy League, head of the Mind ecology training center. Russia, Vologda.
Sergey Meliksetyan, psychologist, Practitioner of Generative Change IAGC, head of the training center Federal Leader Group. Russia, Moscow.

The paper discusses the concept of a parenting program to teach the principles and skills for creating a secure environment for the development and discovery of a child’s potential, based on John Bowlby’s attachment theory. It discusses the importance of parents formed parenting attitudes, the development of parenting skills that contribute to secure attachment, and the types of parental attachment as possible factors in shaping a child’s attachment style. There is an overview of the attachment theory parenting training approach in its practical aspect. And psychotherapy of healthy people is discussed as well.

The goal of creating the Intuitive Parenting program was to implement a paradigm shift in parenting from choosing a method of influencing the child to an approach focused primarily on the inner well-being of the parent, which includes resource management skills and developed intrapersonal intelligence skills.

In creating the program, we examined attitudes about parenthood and parenting that are prevalent among parents and those who are just contemplating taking on this role. Surveys in the form of online questionnaires of 70 adults from 28 to 55 years showed that in matters of child-rearing parents rely on their own ideas and views, the opinion of contemporary popular experts, at the same time often denying the experience of the previous generation of parenting. An analysis of adults’ attitudes and awareness of parenting issues, including the theory of attachment, our own experience in counseling adults about child-parent relationships, and the experience of our colleagues working with children, has led us to develop the idea of a parenting program based on attachment theory, and at the same time practical in terms of mastering skills. Here are some of the conclusions that led us to create this program.
Modern information over-saturation with expert knowledge, advice, methods, techniques create an illusion among parents that if they knew the correct method of education, picked up the right words, the child would immediately «get fixed». For practicing psychologists, it is rather common to hear from parents who ask for advice: do something with my child; what should I do or say to make him/her listen to me; what kind of sanctions should be applied to make the child behave in a certain way. The object of the educational process appears to be the child with whom, in the parents’ understanding, «something is wrong». The goals of the program include making the participants aware of the importance of attachment in the development of a child, and the role of the parent, who is responsible for creating, restoring, and strengthening the attachment. It is the attachment that is the secret ingredient of the child-parent relationship, which makes it possible to solve most of the parenting problems. The child is not «broken,» there is nothing wrong with it. The broken bond is the thing which creates problems.

Parents’ attitude to the experience of previous generations has two meanings, pointed in different directions: 1) There is no point in learning how to parent. We were raised a certain way, and now we will raise our children the same way. 2) I want to raise my children differently from the way I was raised. Both the first and second attitudes of contemporary parents have their own pitfalls, for in both cases parents may not be aware of their close relationships building patterns and attachment trauma they inherited from their early childhood, which cannot but affect the way they build this bond with their children. [3] Erich Fromm wrote [4] that we take as normal the state of psyche of our parents and relatives or the psyche of the social group in which we live and the experience of other relationships is difficult for us to imagine when a person, did not have it earlier in childhood or in later life. In the first case, we may encounter an opinion: we were not cuddled in childhood and my children do not need it. In the second case of parents’ dysfunctional childhood experiences, such as stories of dysfunctional families where there was violence, addictions, adults often make a promise
to themselves not to be like their parents. It’s like a passenger coming to the train station ticket office and asking: give me a ticket to take me out of here. It’s not clear exactly where to arrive. What kind of parent to be instead of the model learned in your family? Sometimes the necessary skills to love, to build a supportive bond, simply do not exist in the person’s experience. How do you learn what you haven’t been taught as a child?

Another fairly common attitude about parenthood is that children should be with their mother up to a certain age, and then the father gets involved in their upbringing. In her article [1] N.N. Avdeeva expresses the opinion that «some feminist theorists have interpreted attachment theory as supporting the traditional notion of a woman whose main purpose is to nurture children and take care of them. Such an assertion is incorrect because attachment theory does not determine that the person caring for the child must necessarily be a mother, or is limited to the female gender. Central to the attachment theory’s definition of successful and healthy development is the satisfaction of infants’ need for a responsive, caring relationship with one or more adults.» In creating the Intuitive Parenting program, we set out to show another perspective as well – how a father can play his important role from the earliest days of a child’s life. That’s why a good half of our program participants are fathers and fathers-to-be. Program coaches also represent their paternal and maternal experiences, but not as ideal role models, but as a variety of perspectives on parenthood, all united by the common goal of creating a secure, safe foundation for child development.

The main question that we set out to answer in our training program is how a parent can provide reliable connection to a child. I would like to give an example of several such programs, such as SAFE or the program Reliability for Parents, created and implemented in Europe by K. Brisch [3]. In Russia, the program «SAFE — basic education for parents» is run by Popova I.Y. [11]. Courses and programs on attachment theory are taught by local qualified representatives from the Gordon Newfeld Institute. We are sure that there are many other worthy programs not mentioned here. At the same time, it seemed important to us to combine our experience in psychological counseling, new methods of practical psychology, and our rich experience in skills training to contribute to the cause of helping parents.
A marketing analysis of the relevance of the topic was conducted, and theories and approaches to parenting were studied. This made it possible to create the program «Intuitive Parenting» based on J. Bowlby’s attachment theory, combining both the necessary theoretical knowledge and training in natural parenting skills. The Close Relationship Experience Test [6] was used to diagnose adult attachment style, and levels of assessment of learning effectiveness were used as well. [7]

The first module, «Loving is Not Enough,» addresses the following themes and questions: 1) parents become aware of their current attitudes and beliefs about parenting and their parenting role; 2) learning the basics of attachment theory and Gordon Newfeld’s theory of attachment formation [5, 10]; 3) learning skills that allow parents to meet the needs of their child at each stage; 4) introducing the concepts of secure and insecure attachment, based on research by M. Ainsworth, and a diagnosis of attachment insecurities using an adapted close relationship experiences questionnaire ECR-R by K. Brennan and R.C. Fraley ECR-R
The second module, «The Courage and Mastery to Love,» focuses on the study and practical mastery of skills in the topics of: 1) reasons for the formation of insecure types of attachment as adaptive behaviors and the peculiarity of the formation of maladaptive patterns; 2) recognition by current and prospective parents of the possible impact of their current attachment style on the relationship in their couple and relationship with their child; 3) learning skills to enable parents to find ways to fill their own needs at all stages of attachment formation.

Approaches and tools underlying the theoretical and practical blocks of the program include: attachment theory, author’s adaptation of Gordon Newfeld’s approach [5], neurolinguistic psychotherapy, Eriksonian therapy, Self-relations Psychotherapy by Steven Gilligan (PhD USA) [14] or the generative approach to change in therapy, coaching, consulting (IAGC) [12, 13].
In this regard, the main emphasis is placed not so much on parenting techniques, words, actions, but rather on the state in which a parent is in before applying any parenting methods: resourceful or lacking resource / stressed. By resourceful state we mean a parent’s subjective sense of inner well-being, which can be characterized by a positive self-image, developed skills of emotional intelligence, allowing first and foremost to know and be aware of oneself, to manage one’s complex emotions. It is the inner well-being and psychological maturity of the parent that allows us to create a strong bond with the child, which, in turn, will provide the child with the formation of beliefs about the security of existence, conditions for development and unfolding of his or her potential.

The state of inner well-being or resource state in the theory of the generative approach to change [12] describes the COACH model, which includes the following components: Centered — being centered in the body, attention to the body’s center of gravity; Open – openness to information, people, opportunities; Awareness — awareness, clear and curious attention free of judgement; Connected – connectedness of mind and body, as an internal wholeness and model of connection of self to self, connectedness to people, external systems, as a model of trans-personal idea of «I am not alone,» «I am part of more,» «I am supported»; Holding – holding or anchoring state as a container for any experience lacking resources, in order to be present with complex emotions without becoming them.

The first and important part of the resource state is centering or centered state. Centered state practices have already found wide application in coaching [9], emotional intelligence development, and are central to the generative approach and relationship therapy as a way to quickly achieve stability of attention, calm alertness, open-mindedness, connection to life energy, connection to the creative unconscious, a «refuge» or container for anxious experiences. [13] Regular centering practices allow you to react less often with irritation or anxiety to external or internal triggers. For parents, the management of negative emotions is especially relevant.

Developed intrapersonal intelligence can be described as an integration of G. Newfeld’s views, model of emotional intelligence Salovey, Mayer, Caruso and S. Gilligen’s relationship therapy, as 1) understanding yourself, your values and true goals, needs, emotions, attitudes, personal history through attention, observation and reflection, a sincere interest to knowing yourself and your development; 2) the ability to adapt creatively to the complexities of life, showing flexibility in thinking and behavioral strategies, letting go of what makes sense, experiencing failure without destruction and self-destruction 3) differentiation and integration as the ability of a mature personality to realize themselves in all the diversity of light and shadow sides, complex emotions, and to restore a warm human connection with every part of themselves, implementing the process of acceptance, trying on conflicting aspirations, reaching a new level of differentiated wholeness of personality. [13]

Love skills, as Erich Fromm defined them, are discipline, concentration, patience, utmost interest, faith. It is our deep conviction that every parent must feel the meaning and benefit of these skills first and foremost in relation to themselves, helping themselves by filling possible gaps in learning the skills of love in their own family history. Thus, the skills that program participants learn allow them to manage their own condition with the help of centering practices, to develop the skills of a fulfilled life, so that, gaining new personal experiences, they can bring them into creating, restoring, and strengthening attachment not only with their children, but also with their spouses, partners, and parents.

We see the mission of the Intuitive Parenting Program as helping parents to feel okay, and then, with their knowledge of attachment theory, they can intuitively create a secure and supportive bond with their children themselves, when there is no need to look for the «right» parenting methods, any techniques and magic words. Their deep human, parental, archetypal wisdom will make everything instinctively right and best for the child.

Forms of training used in the program: mini-lectures, discussions, reflection of personal experience, experimentation, role-playing, testing. According to our observation and many years of experience in teaching practices of mastering resource states, including the program «Intuitive parenthood» which we have been implementing for two years, active forms of training in large groups of 15 to 40 people result in good engagement of the participants, exchange of experience, reflection not only on their personal experience, but also on that of others, development of empathy and compassion, receiving support and motivation for change from group participants.

Post-training work outside the classroom is conducted in the format of supporting parents with centering practices recorded in video and audio formats. Practices make it possible to develop the habit of centered state, devoting no more than 15-20 minutes a day, which is valuable for those who live in a busy, full-time schedule. The authors of the Intuitive Parenting program are currently developing an online system of practices that training participants can use regularly for self-support.
Support beyond the classroom is also provided in the form of individual psychological counseling for parents. Without a doubt, the training reveals to some participants the relevance of healing personal attachment traumas. Although the main goal of the program is awareness and independent work with attachment patterns formed at an early age, the need for individual work with a psychologist is natural. Experienced professionals are used for individual counseling.

Interestingly, according to feedback from program participants, the result has three time ranges: at the end of the program in the form of feedback or sharing at the training; after the end of the program — a written feedback form for participants; and after a period of time following the training – from one month to six months. It is important to note that the program yields significant results for participants of different categories: parents of children from birth to adulthood; parents of already adult children; those who for various reasons cannot, do not intend or only plan to become parents. The results of the program show positive changes in relationships with children, with a partner in a couple, with parents, that is, in all significant relationships that are based on attachment.

The result of restoring and strengthening attachment in families is illustrated by the stories told by the participants themselves. A father devoted his undivided attention and support, physical and psychological, to his four-year-old son as he taught him to ride a bicycle. He shared that previously he would nag and criticize his son for not grasping the process as quickly. Instead of that this time he was just there, holding, encouraging, giving his son much more support than he asked for. And as a result, the son rode faster than the father expected him to, saying, «Dad, now I can do it myself.» The father was pleasantly amazed at the result, trying a new way to keep in touch with the child based on the idea gained in the training: communication first, instructions later. [5]

The following story illustrates the importance of a parent’s resource state for establishing and maintaining a reliable connection with a child as the basis for a sense of security towards the world. The mother of daughters, two and five years old, started working, where a busy schedule with clients was awaiting her. The stress of work accompanied her home, where household chores were awaiting her as well. And her children would not leave their mother alone even for a moment when she came home from work, insisting on her attention. After practicing centering, the mother said that for the first time in a long time she came home, met and hugged her children in a calm and peaceful state, and noticed with surprise that she was already cooking dinner, while her daughters were quietly playing nearby, not demanding attention from her with screams and tears. The mechanism of «transmitting» a parental state can also be explained through the phenomenon of «mirror neurons.» [8] Nevertheless, whatever concept we use to explain the connection between our state and the possibility of building a secure attachment with a child, the result can be felt directly in our experience.
We can give examples of the results of going through the program not only in the context of parenting: relationships with parents improve; divorcing spouses with a child are able to establish a relationship so that they can go through this stressful process as peacefully as possible; participants who were not in a relationship at the time of going through the program, understanding the specifics of their attachment type, create relationships with a more conscious approach to their needs, the needs of their partner and their attachment patterns. This confirms our hypothesis that the topic of parenthood is not only and not so much about parenting as it is about how we can improve the most meaningful connections in our lives: with ourselves and with others.

In our opinion, it is important to continue research into the attachment theory approach and to popularize the topic in the form of psychological education for prospective and current parents.
In conclusion, it would be pertinent to quote Dagmar Neubronner in her guidebook to attachment theory [10]: «I am convinced that you, like all of us, want your child or children to blossom in all the beauty, strength, and grandeur that is inherent in them. We all want nothing more passionately than to see our children reach their full potential and grow up to be independent, reliable, clear-headed, free, interested, happy and creative people». And this will only truly be possible with our help, with parents consciously building a good connection with themselves first, healing their traumas, living a fulfilling life, and developing a state of inner well-being within themselves.

References
1. Avdeeva N.N. Attachment theory: current research and perspectives. Electronic journal «Modern Foreign Psychology» 2017. Vol. 6. no. 2. С. 7-14.
2. Bowlby John. Making and breaking of emotional connections. The Practical Psychologist’s Handbook. — Canon+, 2021 — 272 p.
3. Brisch K.H. Therapy of attachment disorders: from theory to practice. Moscow: Cogito-Center, 2014. —
4. Erich Fromm. The Art of Loving. — AST, 2014. — 221 p.
5. Gordon Newfeld, Gabor Mate Don’t let your children go — Resource Publishers, 2004. — 510 p.
6. Kazantseva T.V. Adaptation of the modified methodology «Close Relationship Experience» by K. Brennan, R.K. Fraley. — Proceedings of the Herzen State Pedagogical University, 2008.
7. Kirkpatrick D.L., Kirkpatrick D.D. Four steps to successful training: a practical guide to evaluating training effectiveness.
8. Marco Iacoboni: Reflecting in people: why we understand each other. — United Press, 2011. — 366 p.
9. Mark Walsh. Centering. Why mindfulness alone isn’t enough. London. British Library. 2017. — 116 p.
10. Neubronner D. Understanding Children. A guide to Gordon Newfeld’s attachment theory / D. Neubronner — Resource Publishing, 2018. — 140 p.
11. Popova I.Y. Features of adults with different types of attachment, Psychological Gazette, 12.06.2019. https://psy.su/feed/7498/
12. Robert Dilts, Judith Delozier. NLP-2: Generation Next. — SPb: Peter, 2012. — 320 p.
13. Steven Gilligan. Generalizing Trans. Psychotherapy Institute Publishers. 2014. — 320 p.
14. The Courage to Love: Principles and Practices of Self-relations Psychotherapy. Stephen Gilligan PhD.

Internet Scientific Practical Journal
ANTHOLOGY OF RUSSIAN PSYCHOTHERAPY AND PSYCHOLOGY
Fundamental edition of congress proceedings
of All-Russian Professional Psychotherapeutic League
and Self-regulating National Organization
«The Union of Psychotherapists and Psychologists»

21.06. 2022

pages 151-154

You can learn more about the programm here https://toleader.ru/trainings/

Generative trance as a new generation of Ericksonian approach in hypnosis

Natalia Tsareva, accredited psychologist/psychotherapist (SRO), internationally licensed specialist in generative trance (IAGC), full member of the Professional Psychotherapy League, head of the MIND ECOLOGY training center. Russia, Vologda.

Abstract. The report discusses the key principles of the generative approach by Steven Gilligan PhD. It gives a comparative description of the Eriksonian and generative approaches in psychotherapy. The importance of state as the basis of generative trance is described. And psychotherapy of healthy people is discussed.

For the first time, generative trance was presented in the Russian-speaking space and named the third generation of hypnosis by its founder Steven Gilligan PhD (USA), who is one of Milton Erickson’s outstanding students, in 2010 in Moscow in a 12-day course «Ericksonian Hypnosis and Generative Trance”. In 2014, the first Generative Trance certification course was held as part of the International Association for Generative Change (IAGC) created by Stephen Gilligan and Robert Dilts. The Association was created to present, develop and teach a generative approach to change in three areas: generative trance, generative coaching and generative consulting. These tracks reflect the three areas of application of the approach: psychological counseling and psychotherapy, coaching, and business consulting. The generative approach, as I see it, is a synthesis of the third generation models of neurolinguistic programming (R. Dilts, J. Delozier), Eriksonian psychotherapy (M. Erickson, S. Gilligen), relationship therapy (S. Gilligen), models of Buddhist practices and centering practices from Aikido, concepts of emotional intelligence by Salovey, Caruso, Meyer, and some others.

In the Russian-speaking space, the founders of the approach have accumulated many followers and practitioners over the years, but there are few descriptive articles and publications popularizing and explaining the approach. In this article I briefly present my view on generative trance, which does not claim to be overall exhaustive and accurate, but nevertheless describes the main aspects of the generative approach in counseling and psychotherapy, which I practice as a psychologist in my work and whose basics I have been teaching as a trainer for seven years.

Generative can be translated as a creative or generative conversation between different worlds: the creative unconscious, which opens up infinite possibilities, and the conscious mind with its classical logic, concrete manifestations. Often these two levels in the ordinary functioning of our personality do not often interact, so everything we need is provided for us by our experience. We don’t need the creative variety to perform the habitual and routine activities of our lives. We need that conversation when we can’t find the answers in experience. We call these moments in our lives crises, when that map of our lives by which we navigated reality, knew where we were, who we were, what we wanted, what we could rely on, no longer works. When M. Erikson was asked: «when do you go into a trance?», he answered: «when I want to know something». Trance in the generative approach to working with the unconscious is seen as a natural experience that occurs whenever a person’s identity is destabilized. Trance is a conversation between different levels of personality, which separates it from outdated notions of hypnosis. Hypnosis serves as only one of the few possible social rituals for developing trance. [5]

Generative trance as a tool solves the following tasks relevant to us: to recover and relax; to restore one’s identity or to remember oneself, such function in all cultures was performed by rituals; to heal by resolving inner conflicts; to overcome a crisis by transforming obstacles into opportunities; to create a new identity in order to fulfill oneself in a new period of life, for new ambitious goals and projects.

It is no secret that our pragmatic Western mindset tends to use hypnosis and trance to solve very specific problems and achieve goals here in the real world. And that is precisely the purpose of generative trance, which is to build a channel of communication between the creative unconscious and the cognitive mind in those moments when we need truly new solutions in our lives that are right for us and not compelled from the outside.

To establish this channel of communication in order to harness these capabilities, in generative trance we develop the competencies of three kinds of mind: the cognitive mind, embodied in the patterns of neural discharge that can be observed in the brain, and the somatic mind, embodied in the body, which includes the sympathetic, parasympathetic autonomic nervous system, the intracardiac and the complex gut nervous system or «mind in the belly”. [1] This is how Daniel Siegel, M.D., Harvard Medical School Professor of Clinical Psychiatry at UCLA Medical School, co-director of the Mindfulness Research Center, member of the American Psychiatric Association, and the founder of a new field of research into interpersonal neurobiology, describes these two kinds of mind. The third kind of mind considered in the generative trance is the field mind, which, according to J. Siegel, arises in relationships. Archetypes are an example of the field mind. [3] The cognitive mind, with its competencies of linear thinking, logic, language, duality and discreteness, and analysis or differentiation as the ability to separate things and phenomena into elements, allows us to achieve self-awareness. Unconscious minds, such as the somatic and the field, have non-discrete, non-dual information that includes and surpasses the information we are aware of, and they also possess competencies of synthesis or integration.

D. Siegel defined the mind in his book Mind: A Journey to the Heart of Being Human, which requires two important processes for a healthy state of mind. Differentiation means to isolate, recognize, acknowledge the uniqueness, accept, in yourself, all the meaningful parts of your personality. You can’t get something out of yourself, but you can finally meet and recognize that part of yourself that eats at night or yells at the kids, puts off important things or is responsible for depression or loneliness. Integration is to re-create qualitative connections between all the significant parts of the personality and especially to reconnect with the «conflicting,» neglected, unaccepted parts. Integration reassembles the structure of our personality and ends intrapersonal conflicts. This is how we establish a good relationship with our own selves.
Thus, through the development of competencies of the three types of mind, the generative trance creates for us opportunities to improve intrapersonal intelligence, as part of emotional intelligence, in the model of Salovey, Caruso, Mayer: differentiation and integration. First of all intrapersonal, if we say resolution of internal conflicts, and next of all interpersonal, as skills of establishing qualitative connections with other people.

The development of competencies of all kinds of mind in generative trance rests on the following premise: there are two levels of self-awareness in generative trance: 1) The Acting Self – experiencing the experience of the trance process; 2) The Observing Self – being conscious, witnessing, holding and creatively directing the process.

The Observing Self represents what is known as «Erikson’s function,» a special state trained through skill that directs the trance consciously. In this way, the generative trance is a model for the integration of the hypnotist and the hypnotized individual. In such a model, there is no need for an external hypnotist who knows how to communicate with the unconscious and is a necessary element in guiding the hypnosis process.

The steps of the generative trance, as they are described in detail in the book under the same title [5], fully reflect the specific workings of the mind or, more correctly, of the minds: 1) Preparation of the generative state; 2) Differentiation. Greeting and weaving together the parts of identity in the generative trance; 3) Integration and transformation; 4) Transferring the lessons into the real life.

In the classical paradigm, the hypnotist is the one who is conscious, controls and directs the process of hypnosis, possesses special techniques and «tricks» for distracting the conscious mind in order to lower into the unconscious some suggestion necessary to make changes, to eliminate the symptom. This approach is reflected in the structure of an Eriksonian trance session [6]: 1) setting the context: preparation for trance; 2) making the transition: trance induction or trance microdynamics; 3) making the desired change: trance utilization; 4) consolidation of what is learned during the trance: trance completion and extension.
It should be noted that the Eriksonian approach [2] is the basis for the study of generative trance. For example, in the IAGC Generative Trance certification training course, you can find classical trance inductions and phenomena such as catalepsy and levitation. However, there are also differences. The differences between third-generation trance work and the classic hypnosis approaches can be described through the dimensions of generative trance: centeredness, openness, subtle awareness, musicality, intentionality, and creative engagement.

The fundamental difference in this new generation method of trance work is the centered state with which work begins for both the therapist and the client. Centering is the main dimension of generative trance. In my opinion, this is the secret ingredient of Milton Erickson’s method that the developers of NLP, who gave us linguistic models and among them the Milton language model, were unable to put into a model. The centered state and its descriptive COACH model [4], provides the hypnotherapist with a sense of body-mind integration, a calm, non-reactive presence, a non-judgmental awareness, an open learning state, and yet with a keen sense of the client’s state.

Popular opinion about hypnosis, which has developed not only in the general field of information but also among helping professionals, reflects the paradigm that ‘someone will hypnotize me’. I will not list all the traditional myths about hypnosis here. I will note, however, that even those who teach, train, and seek to train in hypnosis often espouse this paradigm of «I will hypnotize.» The founder of the approach, Stephen Gilligan, repeatedly emphasizes in his books and seminars that generative trance is the result of the client and the therapist working together, in partnership. «Abandon the idea that someone is going to hypnotize you to save you from yourself. Instead, open up to the question of how we can explore together what ideas for solving your problem you can discover in conjunction with the limitless possibilities of your unconscious mind.» How great it is to know that you no longer need a special person to allow you to get in touch with your unconscious and create your own solutions there. And that’s another advantage of the generative approach. When you observe from aside the work of the client and the therapist in a generative trance, you think of a dance, a conversation where it’s not always clear who is leading and even what the next move is. In this dance, there are no pre-learned and trained actions that lead to a predictable result. There is a goal, a structure on the one side, and a state of creative flow provided by centering on the other side.

In the Modern Hypnosis course that my colleagues and I have developed and run in our training center, students study all three generations of hypnosis, and we observe their perception of the different generations. On the one hand, generative trance, as a development of the Eriksonian approach in therapy, may seem a simpler method where there is no emphasis on mastering special techniques for inducing, deepening and using trance, such as techniques for depotentializing consciousness to weaken the critical factor of the thinking mind. At the same time, the simpler the generative trance techniques seem, the more difficult they seem to be for students in practice.

Openness and full awareness, a skill that is trained through models of Eastern Buddhist practices that develop the Observing Self. Openness is the skill of experiencing arbitrary interest; of expanding to include more units of observation; of perceiving without evaluation; and of refusing the idea of having one right, expert answer at a time. Stephen Gilligan often tells the story in his seminars of Milton Erickson being asked for advice about a clinical case and waiting for his answer, readily opening notebooks to take notes, and Milton Erickson, smiling enigmatically, always uttering one phrase, «I don’t know…». His particular skill was in creating a state of not knowing, which is curious, interested and open to all that comes in. And Milton continued his meaningful response, «…but I’m very curious to learn.» These competencies are a function of the cognitive mind, directing attention to everything that manifests and can be realized as the self: emotions, feelings, sensations, images, thoughts, ego constructs and, at the same time, going beyond the self. In this way it is possible to feel oneself as part of the experience and, at the same time, to be separate from it. » To be with something without becoming it». This is especially important to helping professionals as a skill of deep empathy, without having to be gripped and hypnotized by the client’s stories and complex emotions.
The mind manifests itself in relationships. Primarily within us, as a connection between body and brain, thoughts and feelings, left and right hemisphere, as a kind of communication within the body that allows us to see the skill of mindfulness. And mind is born between us – in relationship with people, the environment, the world. Such a facet of mind reveals the next dimension of generative trance – subtle awareness.

The subtle awareness developed in generative trance allows the therapist to train his own sensitivity, which no longer relies on the cognitive part of the mind, but on the somatic part, which S. Gilligan calls limbic resonance. The limbic system is responsible for our connections with living systems: people, animals, nature. The mind is born in relationships. An important part of qualitative relationships is a subtle sense of the other.

Musicality in trance work does not mean having an ear or special training. In Eriksonian hypnosis, we are traditionally trained to control the voice in order to influence non-verbally. In the generative process, musicality is found as a natural inner rhythm, as the first language of our being even before words, as music that «requires no instruments or formal expression to be real». This becomes possible from a centered, unconstrained state. At the same time, we can agree that a problematic symptom such as stress, fear, aggression, hopelessness, disconnectedness, is felt as a loss of musicality, fluidity, flow. In his book, Mind, D. Siegel also provides a metaphorical description of the mind as a flow of energy and information. The mind system is complex and can self-organize in suboptimal ways. In this case, it will tend to move toward one of two fixed states: stiffness or chaos. This is how problematic symptoms arise. A simple and natural way to «break away» from the shores of stiffness and chaos and get back into the flow is to remember our inherent fluidity and non-fixed musicality.

Intentionality, as another dimension of generative trance, allows us not to get lost in the endless quantum fields of the unconscious, not to be trapped in a negative trance. The unconscious itself is not wise. It becomes wise and brings positive transformations when we have a firm intention, a goal, something that we want to achieve in this world. It happens one can meet people who practice various kinds of hypnosis, meditation, as a kind of escape into trance from real life, where we need to make money, build relationships, and fulfil ourselves. Generative trance we use with the specific intention of how it will improve life, and this is present in the structure of the work. In the international certification standard of the Generative Transformation Association IAGC course, founded by Stephen Gilligan and Robert Dilts, which took place in Russia in 2014, the generative trance model included 6 steps: 1) open the COACH field; 2) prepare for the generative trance; 3) unfold the generative trance field, 4) use parts of identity to develop the generative trance, 5) create new realities in the generative trance, 6) bring changes to the real world. In step two, together with the client, we set the intention for the session of work, the intention for change in the client’s life, which we explore with the questions: What do I want to create in this world? What do I want to experience? How do I want to feel? Step six instructs the client to recognize and articulate the most important thoughts and ideas he or she has learned during the trance work, and to form promises to himself or herself of what actions he or she intends to take to bring about change in real life. A generative trance is called a creative trance, where awareness and commitment are an important part of change.
Creative engagement is M. Erikson’s amazingly inherent skill in using whatever the patient brings, presents, to find solutions. Struggling with something, trying to change or fix something, only leads to resistance and aggravation of the situation. In the generative approach to change, we are based on the idea of nonviolence, of withdrawing from fighting ourselves, implementing the principles of creative acceptance: trying to solve becomes a problem; to change something, we must first fully accept it as it is; we join in with something as it is, without trying to change it. The integrative mechanism of the psyche is realized by the principle of complementarity, when originally conflicting parts, often separated by the cognitive pattern «either…or…», «I want…, but…», join in the generative trance process, finding connection and solution at a new level of logic, when both are accepted, welcomed, woven together, transformed into a new solution. This is how inner synergy emerges. The mind possesses all the characteristics of complex systems as well as all the positive bonuses in terms of internal transformations in therapy: the emergence of synergy, when the qualitative connection of elements gives birth to much more than the simple sum of them; even a small impact can lead to powerful and unpredictable results. In this regard I like to compare the generative trance with soft, almost imperceptible, gentle touches that can lead to significant positive shifts and this also relates to the property of complex systems to self-regulate and self-balance. The third principle of infinite possibilities allows us to express any pattern of our experience in countless ways. This is why we need to travel to a generative state of consciousness, to find how to express something important in a more appropriate and ecological way: anger, sexuality, the need for security, justice, and others. This becomes a problem when we choose only one way, and it doesn’t always achieve the goal. Trance allows us to soften the rigid attachment to one choice, so that while leaving the important value core of any experience, we can find new forms and ways of expressing our aspirations and meeting our needs.

I don’t know what to compare the depth and aesthetics of the generative trance process with, observing the emotions of a person when they finally feel that «soft tender place» inside them, touching with their attention something unspeakably deep, sometimes wounded or forgotten, but opening like a flower to remind them of their inner beauty.

In his book on relationship therapy [7], S. Gilligan writes that our first responsibility is to re-establish a human connection with every part of ourselves. Human means warm, accepting, touching gently with the hand, with the gaze, welcoming. Each of us really needs to be seen from birth, first the infant seeks his mother’s eyes and meets their loving gaze: I see you. And then, at the more mature stages of attachment formation, according to John Bowlby’s theory and its modern development, at the level of psychological cognition, it is important to us that the loved one really knows us in all our manifestations. And if, for whatever reason, we have not realized these human levels of connection in our early years, it creates a deficiency within. Generative trance provides an opportunity to develop this as a skill in the experience of human connection, and specifically with ourselves. One of my students who has studied generative trance and writes generative poetry gave me this phrase, «I have learned to be kind to myself.» And those aren’t just words. It’s a skill. A skill of self-love that heals wounds and fills what felt like insufficiency, giving an experience of wholeness. Generative trance is «a way for a person to experience integrated wholeness”

My humble counseling practice allows me to conclude that the generative trance method can be used in combination with other methods and give positive results during work with anxiety disorders, psychogenic depressions of mild to moderate severity, life crises, therapy of attachment traumas. Elements and practices of the generative approach at both the resourcing stage and in the course of processing are organically combined with protocols of work according to the EMDR method. I would be grateful to colleagues practicing the generative trance method for criticism, additions, clarification of my vision of the approach and integration with already existing schools of psychotherapy. It should be noted that in his preface to the book on generative trance S. Gilligan warns that «such work is not a substitute for basic medical or psychological care, and it should not be used by unqualified professionals to treat serious disorders». As with any method working with altered states of consciousness, it has certain limitations which those in the helping professions, who are training in this method, get familiar with in the first place.

References
1. Daniel Siegel, Mind: A Journey to the Heart of Being Human / ; The Russian edition translated from English by V. Gorokhov ; scientific editor E. Pustoshkin. — M. : Mann, Ivanov and Ferber, 2019. — p. 336.
2. Ginzburg M.R., E.L. Yakovleva. Ericksonian hypnosis: a systematic course. -M.: Moscow Psycho-Social Institute, 2008. — p. 312.
3. Carl Jung. Archetypes and the collective unconscious. AST, 2020. — p. 224.
4. Robert Dilts, Judith Delozier. NLP-2: The Next Generation. — SPb: Peter, 2012. — p. 320.
5. Stephen Gilligan. Generative Trance. Psychotherapy Institute Press. 2014. — p. 320.
6. Stephen Gilligan. Therapeutic metaphors. Psychotherapy Institute Press. 2014. — p. 320. 7. Stephen Gilligan PhD. The Courage to Love: Principles and Practices of Self-relations Psychotherapy.

Internet Scientific Practical Journal
ANTHOLOGY OF RUSSIAN PSYCHOTHERAPY AND PSYCHOLOGY
Fundamental edition of congress proceedings
of All-Russian Professional Psychotherapeutic League
and Self-regulating National Organization
«The Union of Psychotherapists and Psychologists»

21.06. 2022

pages 144-147

Генеративный транс как новое поколение развития эриксоновского подхода в гипнозе

Царева Наталия Владимировна, аккредитованный психолог/психотерапевт, лицензированный специалист международного уровня в генеративном трансе (IAGC), действительный член Профессиональной психотерапевтической лиги, руководитель тренингового центра MIND ECOLOGY. Россия, Вологда.

Аннотация. В докладе рассматривается ключевые принципы генеративного подхода Стивена Гиллигена PhD. Дается сравнительное описание эриксоновского и генеративного подхода в психотерапии. Рассматривается значение состояния, как основы порождающего транса. Обсуждается психотерапия здоровых.

Впервые генеративный транс был представлен в русскоговорящем пространстве и назван третьим поколением гипноза его основателем Стивеном Гиллигеном PhD (США), являющимся одним из выдающихся учеников Милтона Эриксона, в 2010 году в Москве на 12 дневном курсе «Эриксоновский гипноз и Генеративный транс». В 2014 году был проведен первый сертификационный курс «Генеративный транс» в рамках созданной Стивеном Гиллигеном и Робертом Дилтсом Международной Ассоциации Генеративных изменений (IAGC). Ассоциация создана для представления, развития и обучения генеративному подходу в изменениях в трех направлениях: генеративный транс, генеративный коучинг и генеративный консалтинг. Эти направления отражают три области применения подхода: психологическое консультирование и психотерапия, коучинг и бизнес-консалтинг. Генеративный подход, в моем представлении, является синтезом моделей нейролингвистического программирования третьего поколения (Р.Дилтс, Дж.Делозье), эриксоновской психотерапии

(М.Эриксон, С.Гиллиген), терапии отношений с собой (С.Гиллиген), моделей практик буддизма и практики центрирования, пришедших из айкидо, концепции эмоционального интеллекта Саловея, Карузо, Майера и некоторых других.
В русскоговорящем пространстве за годы обучения у основателей подхода появилось много последователей и практикующих специалистов, вместе с тем мало описательных статьей и публикаций, популяризирующих и объясняющих подход. В статье я кратко излагаю свой взгляд на генеративный транс, который не претендует на всеобъемлющую полноту и точность, тем не менее описывает основные аспекты генеративного подхода в консультировании и психотерапии, который я практикую как психолог в своей работе и основам которого я обучаю как тренер в течении семи лет.

Генеративный (generative) можно перевести как творческий или порождающий новое разговор между различными мирами: творческим бессознательным, отрывающим бесконечные возможности и сознательным разумом с его классической логикой, конкретными проявлениями. Зачастую эти два уровня в обыденном функционировании нашей личности не часто взаимодействуют, так все, что нам нужно, обеспечено нам нашим опытом. Чтобы выполнять привычные и рутинные действия нашей жизни нам не нужно творческое разнообразие. Нам нужен этот разговор, когда мы не можем найти ответов в опыте. Такие моменты в нашей жизни мы называем кризисами, когда та карта нашей жизни по которой мы ориентировались в реальности, знали где мы, кто мы, чего хотим, на что можно положиться, больше не работает. Когда М. Эриксона спрашивали: когда вы входите в транс, он отвечал, — когда я хочу что-то узнать. Транс в генеративном подходе к работе с бессознательным рассматривается как естественный опыт, возникающий всякий раз, когда идентичность человека дестабилизирована. Транс – это разговор между различными уровнями личности. что отделяет его от устаревших представлений о гипнозе. Гипноз служит лишь одним из немногих возможных социальных ритуалов для развития транса. [5]

Порождающий транс как инструмент решает следующие актуальные для нас задачи: восстановиться и расслабиться; восстановить свою идентичность или вспомнить себя, такую функцию во всех культурах выполняли ритуалы; исцелиться, разрешая внутренние конфликты; преодолеть кризис, трансформируя преграды в возможности; создать новую идентичность для реализации себя в новом периоде жизни, для новых амбициозных целей и проектов.

Не секрет, что нашему прагматичному западному мышлению свойственно использовать гипноз и транс для решения вполне конкретных проблем и достижения целей здесь, в реальном мире. И именно это и является целью порождающего транса – построения канала связи между творческим бессознательным и когнитивным разумом в те моменты, когда нам нужны действительно новые решения в нашей жизни, которые подходят именно нам, а не внушены извне.

Чтобы установить этот канал связи для использования этих возможностей, в генеративном трансе мы развиваем компетенции трех видов разума: когнитивный разум, воплощенный в паттернах нейронных разрядов, которые можно наблюдать в головном мозге и разум соматический, воплощенный в теле, который включает в себя симпатическую, парасимпатическую вегетативную нервную систему, внутрисердечную и сложную нервную систему кишечника или “разум в животе”. [1] Таким образом описывает эти два вида разума Дэниэл Сигел, доктор медицинских наук Гарварда, профессор клинической психиатрии Медицинской школы Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, один из руководителей Исследовательского центра осознанности, член Американской психиатрической ассоциации и родоначальник нового поля исследований, межличностной нейробиологии. Третий вид разума, который рассматривается в генеративном трансе – полевой, который по мнению Д.Сигела, возникает в отношениях. В качестве примера полевого разума можно привести архетипы. [3] Когнитивный разум, обладающий компетенциями линейности, логики, языка, дуальности и дискретности, а также анализа или дифференциации, как способности разделять вещи и явления на элементы, позволяет нам достигать самосознания. Бессознательные разумы, такие как соматический и полевой, обладают информацией не дискретной, недуальной, включающей и превосходящей информацию, осознаваемую нами, а также компетенциями синтеза или интеграции.

Д.Сигел дал определение разума в своей книге «Разум: что значит быть человеком», которому для здорового состояния психики нужны два важных процесса. Дифференциация – выделить, узнать, признать уникальность, принять в себе все значимые части своей личности. Вы не можете что-то выкинуть из себя, но можете наконец встретить узнать ту часть себя, которая ест по ночам или кричит на детей, откладывает важные дела или отвечает за депрессию или одиночество. Интеграция – создать заново качественные связи между всеми значимыми частями личности и особенно восстановить связи с «конфликтующими», игнорируемыми, непринимаемыми частями. Интеграция заново как бы пересобирает структуру нашей личности и завершает внутриличностные конфликты. Так мы налаживаем хорошие отношения с собой.
Таким образом, за счет развития компетенций трех видов разума генеративный транс создает для нас возможности совершенствования внутриличностного интеллекта, как части эмоционального интеллекта, в модели Саловея, Карузо, Майера: дифференциации и интеграции. В первую очередь внутриличностного, если мы говорим разрешении внутренних конфликтов, а во следующую очередь – межличностного, как навыков установления качественных связей с другими людьми.

Развитие компетенций всех видов разума в генеративном трансе опирается на следующую предпосылку: существуют два уровня самосознания в генеративном трансе: 1) Действующее Я – переживающее опыт процесса транса; 2) Наблюдающее Я – осознанное, свидетельствующее, удерживающее и творчески направляющее процесс.
Наблюдающее Я представляет собой так называемую «функцию Эриксона» — особое состояние, тренируемое через навык, которое направляет транс осознанно. Таким образом генеративные транс представляет собой модель интеграции гипнотизера и гипнотизируемого для отдельной личности. В такой модели отпадает необходимость во внешнем гипнотизере, который знает как человеку общаться со своим бессознательным и является необходимым элементом, направляющим процесса гипноза.

Шаги генеративного транса, так как они подробно описаны в одноименной книге [5], в полной мере отражают специфику работы разума или, вернее будет сказать, разумов: 1) Подготовка генеративного состояния; 2) Дифференциация. Приветствие и сплетение частей идентичности в генеративном трансе; 3) Интеграция и трансформация; 4) Перенесение уроков в реальную жизнь.

В классической парадигме гипнотизер – тот, кто в сознании, контролирует и направляет процесс гипноза, владеет специальными приемами и «фокусами» для отвлечения сознания, чтобы опустить в бессознательное некие внушения, необходимые для совершения изменений, устранения симптома. Этот подход отражен в структуре сеанса эриксонианской трансовой работы [6]: 1) создание контекста: подготовка к трансу; 2) осуществление перехода: наведение транса или микродинамика транса; 3) осуществление желаемых изменений: утилизация транса; 4) консолиданция усвоенного во время транса: завершение и продление транса.

Необходимо отметить, что эриксоновский подход [2] является основой для изучения генеративного транса. Например, в сертификационному курсе обучения «Generative Trans» ассоциации IAGC, вы можете встретить классические трансовые наведения и феномены как каталепсия и левитация. Вместе с тем есть и отличия. Отличия третьего поколения трансовой работы от ставших классикой гипноза подходов, можно описать через измерения генеративного транса: центрированность, открытость, тонкое осознание, музыкальность, преднамеренность, творческая вовлеченность.

Фундаментальное отличие этого метода трансовой работы нового поколения – это центрированное состояние, с которого начинается работа и для терапевта, и для клиента. Центрированность и является основным измерением генеративного транса. По-моему мнению, это и есть тот самый секретный ингредиент метода Милтона Эриксона, который так и не смогли облечь в модель разработчики НЛП, подарившие нам лингвистические модели и в их числе милтон-модель языка. Центрированное состояние и его описательная модель СОАСН [4], обеспечивает гипнотерапевту ощущение интеграции тела и разума, спокойное, нереактивное присутствие, безоценочное восприятие, открытое состояние обучения и при этом тонко чувствующее состояние клиента.

Популярное мнение о гипнозе, сложившееся не только в широком поле информации, но и среди помогающих профессионалов, отражает парадигму о том, что кто-то будет меня гипнотизировать. Не буду перечислять здесь все традиционные мифы о гипнозе. Отмечу, однако, что даже те, кто обучает, обучается и стремиться обучиться гипнозу зачастую поддерживают эту парадигму: «я буду гипнотизировать». Основатель подхода Стивен Гиллиген неоднократно подчеркивает в своих книгах и семинарах, что генеративный транс является результатом совместной, партнерской работы клиента и терапевта. «Оставьте идею, что вас кто-то будет гипнотизировать, чтобы спасти вас от вас. Вместо этого откройте вопрос, как мы вместе сможем исследовать то, какие идеи для решения вашей задачи вы сможете обнаружить в соединении с безграничными возможностями вашего бессознательного разума». Как здорово знать, что больше не нужен специальный человек, чтобы разрешить вам войти в контакт с вашим бессознательным и создать там ваши собственные решения. И в этом еще одно преимущество генеративного подхода.

Когда наблюдаешь со стороны работу клиента и терапевта в генеративном трансе, то приходят ассоциации с танцем, беседой, где не всегда понятно, кто ведет и даже, каков следующий ход. В этом танце нет заранее заученных и натренированных действий, приводящих к предсказуемому результату. Есть цель, структура с одной стороны и состояние креативного потока, обеспеченное центрированием с другой стороны.
В курсе «Современный гипноз», который мы с коллегами разработали и ведем в нашем тренинговом центре, студенты изучают все три поколения гипноза, и мы наблюдаем их восприятие разных поколений. С одной стороны, генеративный транс, как развитие эриксоновского подхода в терапии, может показаться более простым методом, где нет акцента на освоение специальных техник наведения, углубления и использования транса, как, например, приемы депотенциализации сознания для ослабления действия критического фактора думающего разума. Вместе с тем, чем проще кажутся приемы работы в генеративном трансе, тем более сложными они представляются для изучающих на практике.

Открытость и полная осознанность, навык который тренируется с помощью моделей восточных буддийских практик, развивающий Наблюдающее Я. Открытость представляет собой навык испытывать произвольный интерес; расширяться, включая большее количество единиц наблюдения; безоценочное восприятие; отказ от идеи иметь сразу один верный, экспертный ответ. Стивен Гиллиген часто на своих семинарах приводит историю о том, как Милтона Эриксона спрашивали совета о каком-либо клиническом случае и ждали его ответа, с готовностью открыв блокноты для записи, а Милтон Эриксон, загадочно улыбаясь, произносил всегда одну фразу «Я не знаю…». Его особый навык был в том, чтобы создавать состояние незнания, любопытное, интересующееся, открытое всему, что приходит. И Милтон продолжал свой содержательный ответ: «…но мне очень интересно узнать». Эти компетенции являются функцией когнитивного разума, направляющего внимание на все, что проявляется и может быть осознано как Я: эмоции, чувства, ощущения, образы, мысли, конструкты эго и, в то же время, выходящего за пределы Я. Так появляется возможность чувствовать себя частью опыта и вместе с тем, быть отдельно от него. «Быть вместе с чем-то, не становясь этим». Особенно это важно помогающим специалистам, как навык глубокой эмпатии, при этом без необходимости быть захваченным, загипнотизированным историями и сложными эмоциями клиента.
Разум проявляется в отношениях. В первую очередь внутри нас, как связь между телом и мозгом, мыслями и ощущениями, левым и правым полушарием, как некие коммуникации внутри организма, что позволяет увидеть навык осознанности. И разум рождается между нами – в отношениях с людьми, средой, миром. Такую грань разума открывает следующее измерение генеративного транса – тонкое осознание.

Тонкое осознание, развиваемое в генеративном трансе, позволяет терапевту тренировать собственную чувствительность, которая опирается уже не на когнитивную часть разума, но на соматическую, которую С.Гиллиген называет лимбическим резонансом. Лимбическая система отвечает за наши связи с живыми системами: людьми, животными, природой. Разум рождается в отношениях. Важной частью качественных отношений является тонкое чувствование другого.

Музыкальность в трансовой работе означает не наличие слуха или специального образования В эриксоновском гипнозе традиционно мы обучаемся управлять голосом, чтобы влиять невербально. В генеративном процессе музыкальность обнаруживается как естественный внутренний ритм, как первый язык нашего существа еще до слов, как музыка, которая «не требует инструментов и формальной экспрессии, чтобы быть настоящей». Это становиться возможным из центрированого, незажатого состояния. Вместе с тем мы можем согласиться с тем, что проблемный симптом такой как стресс, страх, агрессия, безнадежность, разъединенность, ощущается как потеря музыкальности, текучести, потока. В своей книге “Разум” Д.Сигел дает также дает метафоричное описание разума, как потока энергии и информации. Система разума сложна и может самоорганизовываться неоптимально. В этом случае она будет склонна двигаться к одному из двух фиксированных состояний: скованности и хаосу. Так возникают проблемные симптомы. Простой и естественный способ «оторваться» от берегов скованности и хаоса, вернуться в поток – вспомнить присущую нам от природы текучесть и нефиксированность музыкальности.

Преднамеренность, как еще одно измерение генеративного транса, позволяет нам не потеряться в бесконечных квантовых полях бессознательного, не быть пойманными в ловушку негативного транса. Бессознательное самом по себе не мудро. Мудрым и приносящим позитивных трансформации оно становиться, когда мы имеем твердое намерение, цель, то, что мы хотим достичь в этом мире. Случается встречать практикующих различные виды гипноза, медитации, как вид побега в транс из реальной жизни, где нужно зарабатывать деньги, строить отношения, реализовывать себя. Генеративный транс мы используем с конкретным намерением, как это будет улучшать жизнь, и это присутствует в структуре работы. В международном сертификационном стандарте курса «Генеративный транс» Ассоциации генеративных изменений IAGC , основанной Стивеном Гиллигеном и Робертом Дилтсом, который прошел в России в 2014, модель генеративного транса включала в себя 6 шагов: 1) открой поле СОАСН; 2) подготовься к генеративному трансу; 3) разверни поле генеративного транса, 4) используй части идентичности для развития генеративного транса, 5) создай новые реальности в генеративном трансе, 6) привнеси изменения в реальный мир. На шаге втором совместно с клиентом устанавливаем намерение на сеанс работы, намерение на изменения в жизни клиента, которое мы исследуем вопросами: Что я хочу создать в этом мире? Что я хочу испытать? Как я хочу себя чувствовать? Шаг шестой предписывает клиенту осознать и озвучить самые важные мысли идеи, которым он научился в ходе трансовой работы, а также сформировать обещания самому себе о том, какие действия он намерен совершить для воплощения изменений в реальной жизни. Генеративный транс называют созидающим, где осознание и обязательства являются важной частью изменений.

Творческая вовлеченность – удивительный по своей природе навык М.Эриксона использовать все, что приносил, предъявлял пациент для нахождения решений. Борьба с чем-то, попытки изменить или исправить что-то, приводят лишь сопротивлению и усугублению ситуации. В генеративном подходе к изменениям мы основываемся на идее ненасилия, ухода от борьбы с собой, реализуя принципы творческого принятия: попытка решения становится проблемой; чтобы изменить что-то, надо сначала полностью принять все как есть; мы присоединяемся к чему-то, как оно есть, не пытаясь изменить его. Интеграционный механизм психики реализуется принципе комплементарности, когда конфликтующие изначально части, разделяемые часто когнитивным паттерном «или…или..», «я хочу…, но…», соединяются в процессе генеративного транса, находя связь и решение на новом уровне логики, когда и то и другое принимается, приветствуется, сплетается, трансформируется в новое решение. Так возникает внутренняя синергия.

Разум обладает как всеми характеристиками сложных систем, так и всеми позитивными с точки зрения внутренних трансформаций в терапии бонусами: возникновение синергетического эффекта, когда качественная связь элементов рождает гораздо больше, чем простая их сумма; даже небольшое воздействие может приводить к мощным и непредсказуемым результатам. В этой связи мне нравится сравнивать генеративный транс с мягкими, почти незаметными, бережными касаниями, которые могут приводить к значительным позитивным сдвигам и это также связано со свойством сложных систем, позволяющим им саморегулироваться и самобалансироваться. Третий принцип бесконечных возможностей позволяет нам выразить любой паттерн нашего опыта бесчисленным количеством вариантов. Вот зачем нам нужно путешествовать в генеративное состояние сознания, чтобы найти, как выразить нечто важно более адекватным и экологичным способом: гнев, сексуальность, потребность в безопасности, справедливость и другие. Проблемой это становиться тогда, когда мы выбираем всего один способ, да и то не всегда достигающий цели. Транс позволяет размягчить жесткую привязанность к одному выбору, чтобы, оставляя важную ценностную сердцевину любого опыта, найти новые формы и способы выражать свои стремления и удовлетворять свои потребности.

Я не знаю, с чем сравнить глубину и эстетику процесса генеративного транса, наблюдая эмоции человека, когда он наконец ощущает это «мягкое нежное место» внутри себя, касаясь своим вниманием чего-то невыразимо глубокого, иногда ранимого или забытого, но раскрывающегося как цветок, чтобы напомнить о внутренней красоте личности.
В своей книге, посвященной терапии отношений с собой [7] С.Гиллиген пишет о том, что самая первая наша обязанность – это восстановить человеческую связь с каждой частью себя. Человеческую это значит – теплую, принимающую, касающуюся бережно рукой, взглядом, приветствующую. Каждому из нас действительно нужно с самого рождения, чтобы нас увидели, сначала младенец ищет глаза матери и встречает их любящий взгляд: я вижу тебя. И потом, на более зрелых ступенях формирования привязанности, согласно теории Джона Боулби и ее современного развития, на уровне психологической познанности, нам важно, чтобы близкий человек действительно знал нас во всех наших проявлениях. И если по какой-либо причине мы не реализовали эти человеческие уровни связи в первые годы нашей жизни, это создает недостаточность внутри. Генеративный транс дает возможность развить это как навык опыта человеческой связи и именно с самим собой. Одна из моих студентов, которая изучала генеративный транс и пишет генеративные стихи, подарила мне такую фразу: «Я научилось быть доброй к себе». И это не просто слова. Это навык. Навык любви к себе, который исцеляет раны и наполняет то, что ощущалось, как недостаточность, давая опыт целостности. Генеративный транс – «способ, которым человек может испытывать интегрированную целостность».

Моя скромная практика консультирования позволяет заключить, что метод генеративного транса может применяться в сочетании с другими методами и давать позитивные результаты в ходе работы с тревожными расстройствами, психогенными депрессиями легкой и средней степени тяжести, жизненными кризисами, в терапии травм привязанности. Элементы и практики генеративного подхода на как этапе ресурсирования, так и в ходе переработки, органично комбинируются с протоколами работы по методу EMDR (ДПДГ). Буду благодарна коллегам, практикующим метод генеративного транса за критику, дополнение, уточнение моего видения применения подхода и интеграции с уже существующими школами психотерапии. Следует отметить, что в своем предисловии к книге по генеративному трансу С.Гиллиген предупреждает, что «такая работа не является заменой основных видов медицинской или психологической помощи, и она не должна использоваться неквалифицированными специалистами для лечения серьезных расстройств». Как и любой метод, работающий с измененными состояниями сознания, он имеет определенные ограничения, с которыми обучающиеся ему специалисты помогающих профессий знакомятся в первую очередь.

Литература
1. Дэниел Сигел, Разум : что значит быть человеком / ; пер. с англ. В. Горохова ; науч. ред. Е. Пустошкин. — М. : Манн, Иванов и Фербер, 2019. — 336 с.
2. Гинзбург М.Р., Е.Л.Яковлева. Эриксоновский гипноз: систематический курс. -М.: Московский психо-социальный институт, 2008. – 312 с.
3. Карл Юнг. Архетипы и коллективное бессознательное.; пер. А.А.Чечина. АСТ, 2020. — 224 с.
4. Роберт Дилтс, Джудит Делозье. НЛП-2: поколение Next. – СПб.: Питер, 2012. – 320 с.
5. Stephen Gilligan. Генеративный транс. Издательство Института психотерапии. 2014. – 320 с.
6. Stephen Gilligan. Терапевтическое метафоры. Издательство Института психотерапии. 2014. – 320 с.
7. Stephen Gilligan PhD. The Courage to Love: Principles and Practices of Self-relations Psychotherapy.

 

Опубликовано 21.06. 2022 в Антологии Российской психотерапии и психологии

(стр.147-151)

Фундаментальное издание материалов научно-практических конгрессов

Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги и Национальной саморегулируемой организации «Союз психотерапевтов и психологов»

Катерина Коваленко поздравляем с принятием почетной роли менеджера по развитию центра

Дорогие друзья, рады вам представить нового менеджера по развитию нашего центра Катерина Коваленко!
По первому образованию Катерина — педагог со стажем 11 лет преподавания английского и французского языков, а также владеет испанским, немецким и латинским.
В своей работе частного преподавателя иностранных языков Катя использует свои навыки НЛП-коучинга, чтобы помогать своим ученикам обучаться легко и эффективно.

Специальное образование — сертифицированный Практик НЛП, сертифицированный Мастер Эриксоновской терапии и гипноза, сертифицированный тренер специализированных курсов НЛП.
В том числе Катерина прошла тренерскую подготовку в качестве сотренера и куратора проекта онлайн-обучения центра, курса «Основы НЛП», инструктора тренингов командообразования, занимается коучингом личной эффективности для достижения успехов в обучении.

Катя была долгое время личной помощницей основателя нашего центра Ющенко Дмитрия Валентиновича, поэтому как и все мы в команде центра получила в наследие заряд его мудрости, превосходной поведенческой и эмоциональной гибкости, готовности продолжать миссию развития обучения в области практической психологии.

Из личных секретов можем открыть, что Катя отлично готовит, водит машину, любит путешествовать, регулярно занимаемся фитнесом, йогой и счастлива в личной жизни.

Для нас большая часть доверить развитие и сохранение традиций центра в ее заботливые руки❤💚💙

Приветствуйте Катерина Коваленко и держите с ней связь по вопросам участия в тренинговых программах центра по тел +79210564481.